Почему 17% казахстанского ВВП арестованы? Почему Илон Маск судится из-за казахстанского спутника? Юрист Стати ответил на вопросы HOLA News

Гульнара Бажкенова 



Стати против Республики Казахстан. 

Почему семнадцать процентов казахстанского ВВП арестованы? По какой причине Казахстан не может вести бизнес в США? Почему Илон Маск судится из-за казахстанского спутника?


Впервые! Юрист Анатоля Стати ответил на вопросы HOLA News.

Судебное дело «Стати против республики Казахстан» продолжается десятый год в шести международных юрисдикциях при сокрушительном поражении Казахстана.

Министерство юстиции фактически закрыто для вопросов независимых журналистов, и главный редактор Hola News Гульнара Бажкенова обратилась с просьбой об интервью ко второй стороне процесса. 

Главный истец, Анатоль Стати, также недоступен для прессы, поэтому разговор состоялся с его представителем Егише Джазояном – партнером практики разрешения споров лондонского офиса международной юридической фирмы King & Spalding, представляющей интересы г-на Стати и остальных кредиторов.


Господин Джазоян, мой первый вопрос связан с суммой арестованных счетов Казахстана за рубежом в связи с иском Анатоля Стати. Это более шести миллиардов (6, 2 млрд), правильно? Они сейчас фактически изъяты и не работают на экономику нашей страны?

Абсолютно корректно, арестовано государственное имущество Республики Казахстан. Причем под «Республикой Казахстан» в данном случае понимается не только сама Республика, но в том числе средства Нацбанка и АО «Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына».

Если быть более конкретным, что именно арестовано, то это публичная информация, которая есть во всех СМИ. Арестована акционерная доля «Самрук-Казына» в голландской компании «KMG Kashagan B.V.», через которую Республика владеет и участвует в разработке месторождения «Кашаган». Номинальная доля этих акций составляет 5,2 млрд долларов.

Второе, арест наложен на средства Нацфонда РК, которые находятся в управлении Нацбанка в размере 530 млн долларов и плюс проценты, то есть сумма по факту даже больше.

Данный арест был наложен в Бельгии на депозитарные cчета The Bank of New York Mellon, который выступал (подчеркну, в прошедшем времени) в качестве глобального кастодиана  средств Нацфонда.

Вы спросите, а почему Бельгия? Там есть несколько аспектов. Но вкратце дело в том, что The Bank of New York Mellon, хоть и американский с точки зрения бренда и операций, но формально в данном случае в качестве участника процесса выступала учреждённая по бельгийскому законодательству компания – дочка The Bank of New York Mellon. Таким образом, по бельгийскому законодательству нам удалось добиться ареста данных средств, потому что, повторюсь, банк находится в Бельгии, хотя формально сами счета, на которых лежат эти деньги, находятся в Лондоне. Эти деньги лежат замороженными до окончания бельгийских разбирательств, которые идут параллельно с голландскими и иными разбирательствами.

Третий арест наложен в Люксембурге. Там тоже очень интересный арест с юридической точки зрения. Мы арестовали сорок процентов акций, через которые Республика Казахстан напрямую, через Министерство финансов, владеет долей в компании Eurasian Resources Group. Скажу честно, там арест наложить было намного проще с юридической точки зрения. Повторюсь, это прямое владение через Минфин РК, то есть там нет даже Нацбанка, «Самрук-Казына», других третьих лиц.

Эту долю мы оцениваем – оцениваем условно, потому что это не публичная компания, а частная – грубо говоря, люксембургское ООО – приблизительно в четыреста миллионов долларов, исходя из того, что это сорок процентов от общей стоимости компании, хотя это неофициальная оценка. В рамках этого же ареста была заблокирована выплата дивидендов от компании ERG в размере сорока восьми миллионов долларов, которые причитались Казахстану в качестве акционера.

Вся эта информация есть в официальной аудиторской отчетности компании ERG, где написано, что сорок восемь миллионов долларов заблокировано. Общая сумма ареста в Люксембурге составляет порядка 450 миллионов долларов, ну, может, чуть меньше или больше.

И, наконец, в Швеции произведен арест порядка 85 млн долларов. Данный арест в шведских кронах, поэтому сумма в долларах варьируется исходя из курса. Тут история чем-то похожа на Бельгию, в том смысле, что это средства Нацфонда. Единственное, они находились на балансе не The Bank of New York Mellon, а шведского банка Skandinaviska Enskilda Banken, который выступал в качестве суб-кастодиана по договору с The Bank of New York Mellon. Так вот, в Швеции мы арестовали средства Нацфонда на сумму порядка 85 млн долларов. Соответственно, общая сумма по всем арестам составляет порядка 6,2 млрд. Вы видите, здесь четкая математика.

Ну, и отвечая на Ваш главный вопрос, данные средства, выражаясь не юридическим языком, а понятийным,  – данные денежные средства и акции заблокированы. Пока кредиторы не перевели указанное имущество в свою  собственность. Но счета и акции заблокированы с 2017 года, и за это время были разные аресты. Мы их продолжаем успешно удерживать, несмотря на то, что прошло уже три года, в течение которых были многочисленные апелляции, возражения, истерики и прочее с казахстанской стороны. Естественно, вы спросите, что же мы за три года не смогли их взять? Здесь ответ многослойный, но я объясню проще, чтобы сильно вас не загружать. Вы же понимаете, что в каждой стране есть свои процессы, особенности, законодательство. Существуют определённые дополнительные защитные протекции, которыми пользуется любой суверен, ведь в нашем случае должником выступает целое государство, и этот факт никто не отменял. Казахстан пользуется этим, затягивает процесс, подает возражения, апелляции, как, например, в Бельгии или Швеции: выигрываешь первую инстанцию, и сразу же подаются  апелляции, а чтобы вы понимали,  только в указанных странах имеются три судебные инстанции. То есть это целая канитель, которая занимает массу времени, стоит нервов и немалых денег.

Соответственно, общая сумма по всем арестам составляет порядка 6,2 млрд (на пике арестов между октябрем 2017 г. и маем 2018 г. общая сумма арестованного имущества превышала $28 миллиардов — прим. HOLA News).



Речь идёт о присужденных вам или, точнее, вашему клиенту 543 млн долларов. Почему же из-за них арестовано такое огромное состояние – 6,2 миллиардов, которые в итоге изъяты из экономики и не работают на Казахстан с 2017 года?


Очень хороший и совершенно законный вопрос. Изначально по состоянию на декабрь 2013 года нам присудили 506-507 млн долларов.

Это сумма долга, проценты, издержки, на тот момент было где-то 507 млн. Прошло больше шести лет. За это время набежали проценты, и, соответственно, сумма выросла до 543 млн.

На вопрос: «Почему сумма ареста такая огромная?» – ответ очень даже прост. Проще чем вы думаете. Значит, что получилось? 

Ещё в январе 2014 года, буквально несколько дней после вынесения решения, мы, адвокаты, которые представляем господина Стати и его компании с самого начала данного спора, а не забывайте, что иск был подан в июле 2010 года, то есть ему уже десять лет, а сам спор возник ещё раньше – в октябре 2008 года, когда вышло печально знаменитое письмо господина Воронина в адрес господина Назарбаева. Но это отдельная история.

Так вот почему так получилось? Мы в январе 2014 года, то есть в течение нескольких дней после получения решения, где чёрным по белому написано «заплатите 507 млн», мы написали официальное вежливое письмо адвокатам Республики Казахстан.

«Уважаемые, господа! Мы три с половиной года судились. Теперь вердикт вынесен. Будьте добры, заплатите деньги, мы имеем право». В ответ мы сначала получили полное молчание. А дальше была такая накатанная схема, которую господин Бекетаев (министр юстиции РК) и его подчиненные применяли и писали в адрес Стати много лет.

«Да вы кто такие?! Мы знать вас не знаем и не хотим! Сейчас мы вас завалим апелляциями и прочим, идите-ка вы, ребята!» Примерно так нам было сказано. Это ещё в 2014 году. Значит после этого у нас была простая опция, как вы выразились в своей статье, нам пришлось начать арбитражную войну против Республики Казахстан. Что такое «арбитражная война»? В двух словах, отвечая на ваш вопрос: по международному законодательству есть такая Нью-Йоркская Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. И у нас, как и у любого кредитора, есть право пройти в любую страну мира, которая ратифицировала данную конвенцию, а таких стран порядка ста шестидесяти, чтобы исполнить решение. И мы тут провели серьезную аналитическую работу.

Нас, грубо говоря, я извиняюсь, «послали». И тогда мы прибегли к тем мерам защиты, которые нам даёт международное право и национальное законодательство стран, куда мы обратились. Это Голландия, Люксембург, Швеция, Бельгия, США. Были также процессы в Англии и в Италии. А почему одновременно? Всё очень просто. Вы же понимаете, что я не могу Вам раскрыть всю кухню, но мы такие дела давно ведём. Кредитор почти никогда не знает, что он, грубо говоря, поймает. Мы исходили из того, что дальше по ситуации будет понятно, как мы дальше двигаемся, какие будут получены аресты, как мы можем эти аресты реализовывать и под какую сумму. При этом мы, к сожалению, натолкнулись на абсолютно деструктивную позицию Республики Казахстан. То есть мы просто вынуждены были так действовать, чтобы понять, где мы можем быстрее добиться исполнения решения.

Я хочу оговорить очень важный момент: никто не строит козни против вашей страны. У господина Стати и остальных кредиторов  нет никакого желания и никакой возможности забрать больше, чем нам причитается. Единственная причина, по которой получилась сумма по арестам почти в двенадцать раз превышающая сумму решения, – это полный и необоснованный отказ ответчика, должника платить по этому решению. Нам пришлось обратиться в разные юрисдикции. а вы понимаете, как это работает: условно говоря, в Люксембурге судья, возможно, будет принимать во внимание решения других судов, но он налагает арест на то имущество, которое есть у него в стране, да и это же не как в математике – например, там (в другой стране) арестовано пять миллиардов, поэтому нет, я арест не дам – это не так работает! Каждый судья работает по своей стране, активам, законодательству.

Надеюсь, я ответил на ваш вопрос, почему 6,2 млрд получилось…


Если никто не строит козни против нашей страны, тогда как Вы объясните вал арбитражных исков в период с 2010 по 2013 годы, то есть в то время, когда Анатоль Стати подал иск и выиграл?

Поскольку ни мои клиенты, ни моя фирма не участвуют в указанных разбирательствах, я бы не хотел комментировать данный вопрос.

Основной иск вы подали в Швеции, и он вынесен в Вашу пользу. У Казахстана остались возможности для апелляции? 

Это очень важный момент: само арбитражное решение действительно вынесено в Стокгольме, на территории Швеции. Шведские суды имели так называемую надзорную юрисдикцию в отношении данного решения, и они подтвердили это решение. Верховный суд Швеции два раза подтвердил это решение, что беспрецедентно для мировой практики – два раза дойти до Верховного суда по одному и тому же делу! Казахстан пытался представить якобы новые доказательства, и шведский суд два раза подряд постановил: все, закрыли тему, решение окончательное. Но мы вот до сих пор «болтаемся», что называется.

Ну хорошо, а зачем Вы требуете от Казахстана открыть все свои активы? Это чем поможет делу, если вы и без того уже арестовали сумму, в двенадцать раз превышающую то, что назначено судом?

Американский процесс сам по себе очень интересен, он тоже продолжается уже шестой-седьмой год. Америка была первой страной, куда мы пришли подать иск об исполнении решения. Это было еще осенью 2014-го. С тех пор много воды утекло, но в результате многочисленных – абсолютно возмутительных – «боевых» действий другой стороны мы все-таки дожали, что называется, эту юрисдикцию. Мы получили признание на территории США данного арбитражного решения. И уже в рамках этого понимания мы дошли до той точки, которую вы видели в понедельник (10 августа 2020 г. – прим. ред.): судья, не скрывая своего бешенства, не побоюсь этого слова – ярости, все-таки обязала Казахстан раскрыть свои активы. Зачем нам это надо?

Ответ простой: потому что нам еще ни копейки не заплатили.

Да, мы арестовали шесть миллиардов в других странах, но я вам только что объяснил, что это не так, что сегодня мы арестовали, а завтра уже деньги возьмём. Уже три года как эти деньги арестованы, и мы до сих пор не получили ни копейки.

Поэтому мы абсолютно добросовестно пользуемся всеми нашими правами, в данном случае, вытекающими из американского законодательства о защите кредиторов.

Я еще хочу уточнить очень важный момент: во всех странах, которые мы сейчас обозначили, – Люксембург, Швеция, Бельгия, США, Голландия и плюс Италия (просто в Италии арестов не было, но мы там тоже выиграли) – любая хозяйственная и коммерческая деятельность Республики Казахстан полностью заблокирована. То есть, любое коммерческое имущество РК в этих шести  юрисдикциях потенциально подлежит аресту и изъятию в пользу кредиторов.


Поэтому сейчас с вами судится SpaceX? Значит, Илон Маск попал вместе с Казахстаном?


Да, да, прямо в точку. Хотя его, конечно же, никто не заставляет деньги платить, там было раскрытие сделки, которое мы сейчас внимательным образом изучаем, как вы понимаете. Там есть ряд интересных документов.

Вы хотите доказать, что спутник Казахстана могут арестовать, а SpaceX отказывается?  

SpaceX уже не может отказываться, его уже обязали, и вся информация  раскрыта!

Можете рассказать подробности?

Нет, я не могу комментировать содержание. Это не является публичной информацией. Раскрытие было предоставлено в результате решения суда. В частности, там была контрактная документация на запуск спутника, точнее двух спутников.

Изначально SpaceX судилась с нами, возражала. Если в двух словах, то они говорили, что не дадут эту информацию, потому что это не казахские спутники, и еще пять возражений в таком духе. Они говорили, что «да, это казахские  спутники, но не казахские», как-то так. Формально не казахские, а на самом деле казахские. Там было еще одно смешное возражение. Они заявляли: «Это же спутники, они в космос полетят, а значит, не подлежат аресту», отмечая, что спутник должен исследовать озоновые дыры или что-то в подобном духе, что якобы не является коммерческой деятельностью. Суд все эти аргументы отклонил, и мы получили раскрытие, которое сейчас очень внимательно изучаем. Больше комментировать по этому вопросу я не могу.

То есть наш спутник арестуют вместе со средствами Нацфонда и долей Кашагана? Такая перспектива есть? 

Такая перспектива есть.

Вы привлекли к суду космическую компанию Илона Маска, потому что Казахстан заявил, что у него нет коммерческой деятельности в США?

Вы в это верите?

Я не знаю… Но именно доказывая обратное, вы вышли на запуск ракеты? 

Да, совершенно верно, только немножко наоборот. Вообще хорошо, что мы это обсуждаем, потому что, видите ли, даже вы, кажется, не осознаете, что происходит в Штатах. А ведь в США мы имеем решения местных  судов в пользу кредиторов, подтверждённые на уровне Верховного Суда Соединённых Штатов Америки, что означает признание на всей территории США. Значит все автоматически подлежит аресту при наличии определенных условий.

Кстати, одно из возражений SpaceX и самой РК в этой связи звучало примерно в таком духе: «А зачем Стати данные документы и информация, если он и так заморозил миллиарды в Европе?». Ответ простой – это же не обеспечение долга, когда должник вносит определенную сумму на депозит суда или нотариуса, и все соглашаются, что если он проигрывает, эта сумма достается кредитору по итогам процесса. В данном случае ничего такого не происходит, эти аресты получены принудительным путём, и, повторюсь, РК каждую запятую оспаривает  в каждой инстанции. Поэтому суд в США, если суммировать, сказал следующее: нас не волнует, что там в Европе происходит с арестами. Это решение американского суда. А я вам сейчас не буду говорить, что такое США с точки зрения мировой финансовой системы и прочее.

Мы это решение теперь можем в любом американском суде исполнить, наложив арест на любое казахстанское коммерческое имущество, будь то космические спутники, финансовые потоки или акции компаний. И потенциально данные аресты касаются не только Республики Казахстан, но и обычных коммерческих и хозяйственных обществ, которые формально отделены от Республики Казахстан. На самом деле, и мы это доказали  в процессе перед амстердамским апелляционным судом в Голландии в мае 2019 года, Казахстан злоупотребляет своими правами в учреждении ФНБ «Самрук-Казына», в котором он прячет имущество от своих кредиторов. Так было сказано в голландском судебном решении, чёрным по белому.

В Америке теперь тоже бессмысленно судиться, как и в Швеции? Казахстан окончательно проиграл?

Да, в Америке поставлена точка. Единственное, что осталось, это собственно раскрытие активов, причём важный момент, там идёт еще два параллельных процесса, то есть в целом их три: первый против Казахстана, по нему в понедельник десятого августа прозвучало решение, и вы видели, наверное, пресс-релиз Минюста – они же признают, что было 182 позиции, по которым от РК  кредиторы изначально требовали раскрыть документы и информацию по своим активам, а сейчас американский суд скостил этот список до сорока.

Но что входит в эти сорок позиций, господин Бекетаев умалчивает. Почему? Там много чего интересного!

Так вот это первая линия в Америке, вторая линия – SpaceX, о которой мы говорили выше, и есть еще третий процесс в федеральном суде Бостона.

Конкретно, в федеральном суде в штате Массачусетс кредиторы возбудили процесс против банка State Street. Процесс возбуждён давно. Это публичная информация. Мы добиваемся со стороны State Street открытия информации о средствах Нацфонда.

Почему? Вы же их арестовали в Бельгии?

Потому что Bank of New York Mellon всего лишь держал на хранении средства Нацфонда, которые арестованы в Бельгии. Управляли же этими средствами на тот момент девять внешних финансовых управляющих. Они были выбраны тендером Нацбанка. И одной из этих управляющих была компания State Street, которая инвестировала средства Нацфонда. Соответственно, State Street выступает в качестве ответчика по данному иску, где в качестве третьего лица также участвует Нацбанк РК, потому что, естественно, Нацбанк возражает и говорит: «Мы не будем вам давать эту информацию». Таким образом только в Штатах мы имеем на данный момент три процесса: против самой РК, SpaceX и State Street.

Какие теперь перспективы у Казахстана в этой, ни много ни мало, войне? 

Вы очень правильно написали в вашей статье Esquire, что дело давным-давно безнадежно проиграно. По хорошему, уже в декабре 2013 года. Вы знаете всю историю – это же беспрецедентно! Представляете, мы арестовали долю крупнейшего казахского месторождения. Уже три года под арестом – три года! А господин Бекетаев до сих пор рассказывает сказки «все хорошо, мы выиграли, а Стати – мошенник и преступник». Мои клиенты, кстати, никогда не позволяли себе и не позволят в будущем опускаться на уровень личных оскорблений, и мы всегда будет действовать исключительно в рамках правового поля.

Что дальше? Мы готовы до последнего отстаивать наши законные права и интересы во всех юрисдикциях, и я имею в виду до последнего не только по времени, но и до последнего доллара. Нам должны заплатить 543 миллиона долларов, с процентами эта сумма постоянно растет. Подчеркну: мои клиенты требуют  только присужденных им денег. Господин Стати – не Аблязов, у него нет никаких политических и прочих планов и намерений в отношении кого-либо на территории Казахстана. Мои клиенты, честно говорю, уважительно относятся в первую очередь к казахскому народу. Просто жаль всё это видеть, это просто позор.

То есть если вам, точнее, господину Стати выплатят эти 543 млн долларов, топор войны будет зарыт? 

Да, я официально могу сказать, если нам заплатят всю сумму, мы официально от всех наших требований откажемся. Естественно, это все надо отдельно оформлять, вы же понимаете, что это вопрос сам по себе не простой. Есть право, международное право, которое Казахстан нарушил. Взял на себя обязательства по Договору к Энергетической хартии, а потом нарушил.

Вы можете сказать, сколько денег Казахстан тратит на один этот международный процесс? Мы задавали этот вопрос Минюсту, но нам отказались дать ответ. Также интересно, какую сумму судебных издержек за себя и противника придётся выплачивать проигравшей стороне по окончании дела.

У вас два вопроса, оба важные, но немножко разные. Начну с последнего. Нам должны заплатить на данный момент 543 млн долларов. Это то, что должны. Остальное я не готов комментировать. Это вопрос, который надо обсуждать отдельно. Что касается первого, то ситуация немного другая. Я не могу дать вам цифры по простой причине, у меня их просто нет.

Ну вот вы проиграли дело в Англии, там в конце звучали какие—то суммы? 

Нет, мы не проиграли. Там было несколько процессов, один мы прекратили потому, что он нам не понадобился. Просто на тот момент в 2017-2018 году шесть миллиардов долларов уже были заморожены в Европе, а мы изначально возбудили процесс в Англии еще в начале 2014 года. Плюс Англия, не скрою, – очень дорогая страна с точки зрения судебных расходов, так что было принято решение выйти из этого процесса, и мы, кстати, получили на это разрешение английского апелляционного суда.

Потом был отдельный процесс в Англии, связанный на самом деле с бельгийским арестом средств Нацфонда, по которому в апреле нынешнего года было вынесено решение – судья действительно частично согласился и с нами, и с казахской стороной. Но называть это победой РК не стоит.

Насколько я знаю, судебный иск Анатоля Стати застрахован на случай поражения. Есть информация, что дело финансирует не сам господин Стати. Кто и зачем ему помогает? 

Первая часть, это не так. Но я понимаю, что это может быть обывательский термин. Нет никакой страховки. Что касается финансирования, то да, это официальная информация, я могу подтвердить. Действительно, на протяжении определённого периода процесс финансируется со стороны третьих лиц. И это публично известно. Потому что у господина Стати нет возможности самому финансировать процесс. У человека отняли бизнес, он потерял здоровье и все свои активы, которые на тот момент находились в Казахстане, где между прочим, на его предприятиях трудилось свыше 3000 человек, и он инвестировал более одного миллиарда долларов в страну за 1999-2010 годы.

Как вы прокомментируете обвинения Стати в уводе денег из Казахстана через страны Балтики?

Знаете, если бы за эти 12 лет, которые кредиторы  судятся с РК,  если бы действительно имел место хотя бы один случай, где кто-то украл или отмыл, то правоохранительные органы Казахстана обязательно доказали бы это, «дорисовали» бы, но доказали. По факту же мы имеем на данный момент многочисленные и подробные решения беспристрастных и компетентных европейских и американских судов в пользу кредиторов, где все данные обвинения РК были полностью отклонены.

У нас в стране есть мнение, что это Минюст не очень профессионально повел дело. Например, сразу же на первом суде в Швеции не заявил о мошенничестве, а когда заявил, суд не принял во внимание, сказав, что поздно, это к делу не относится.

Что значит, «суд не принял во внимание факты»? Отвечая человеческим языком, суд, значит, не согласился с позицией РК и отклонил иски, а вот это «он не принял, мы хотели и т.д.» – просто словесная казуистика.